Ласкаво просимо, відвідувач! [ Реєстрація | Вхід

Что наша жизнь – игра! Игорный бизнес ждут перемены… Но не скоро

Економіка, НОВИНИ, ПУБЛІКАЦІЇ 15.05.2018

Что наша жизнь – игра! И большей частью азартная. Азарт присущ природе представители рода людского, и против природы не попрешь. Люди играли, играют и будут играть в азартные игры, обходя запреты и законы.

В Украине понемногу развивающийся в цивилизованных рамках с момента распада СССР игорный бизнес запретили в 2009 году во время премьерства Юлии Владимировны соответствующим положением. Народу же оставили возможность попытать счастья в лотерею. Впрочем, даже после запрета еще долго в целом по стране, да и в нашем городе, в частности, функционировали игорные залы в помещениях с наглухо заклеенными окнами. Одно такое заведение, помню, цвело и пахло аккурат напротив нашей налоговой инспекции. Все об этом знали, но усердно валяли Ваньку. Щупальца запрещенного бизнеса правоохранители пытались рубить с вялым энтузиазмом, ибо нет-нет, да и летели начальственные головы, и рубили их до тех пор, пока игорный бизнес не перекочевал под крыло бизнеса лотерейного.

С лотерейным бизнесом тоже не все так просто. В 2012 году государство установило монополию, чтобы загрести под себя лакомый кусок прибыльного бизнеса, построенного на пагубных страстях и слабостях рода человеческого. Очень прибыльного бизнеса, ибо все, что построено на пагубных слабостях – игорный бизнес, наркобизнес и сексиндустрия приносит колоссальные прибыли. С тех пор, согласно закону, лотереи принадлежат только государству.

Первомайск, “Фрегат”

Сегодня в Украине легально существует три игрока лотерейного бизнеса – “Украинская национальная лотерея” (УНЛ), ООО “Патриот” и ООО “М.С.Л.”. Причем к государству они не имеют никакого отношения. Срок действия их лицензии истек еще в 2014 году, и с тех пор они работают без всяких разрешительных документов. Что касается их владельцев, то УНЛ связывают с нардепами от БПП Александром Третьяковым и Глебом Загорием, хотя формально с 2016 года ей владеет Роман Зеньо – глава кипрской компанией Efamiando Holdings. ООО “Патриот” ранее принадлежало опять-таки кипрской Cehriba Investments Limited, но в 2015 году ее владельцем стал Александр Морозов. Всем известную “М.С.Л.” напрямую связывают с российским “Альфа-банком”, хотя в компании мамой клянутся, что к стране-агрессору никакого отношения не имеют – просто взяли когда-то кредит в “Альфа-банке”.

Так вот, эксперты утверждают, что все эти частные лавочки, работающие под брендом “государственная лотерея”, активно “крышуют” запрещенный игорный бизнес. И не удивительно. Свято место пусто не бывает. Кто добровольно откажется от сверхприбылей, если законодатели, запрещая игорный бизнес, умышленно оставили в законе лазейку. Согласно закону, в Украине, как и в других странах, лотереи бывают двух видов – мгновенные и стандартные, то есть, лотерейные билеты с розыгрышем. В других странах, мгновенная лотерея – это билет со стираемой полосой, на которой находится информация о наличии или отсутствии выигрыша.

В Украине под моментальной лотерей подразумевают не только те билеты, где данные о выигрыше внесены при их изготовлении. Законодатели позволили считать такой билет средством для получения выигрыша в государственном игровом зале. И пошло-поехало. Под вывесками государственных лотерей стали открываться точки, якобы для продажи билетов, хотя самих билетов в них не было, зато были уютные игровые залы, зачастую с барами, с сетевым подключением, которые, по сути, являются подпольным казино. Естественно, что львиная часть доходов операторов, так называемой государственной лотереи, идет мимо кассы, и сосчитать их не позволяет отсутствие политической воли. Об этом косвенно свидетельствуют следующие цифры: поступления в бюджет от работы классической лотереи составляет всего чуть больше 19% от всего рынка. Остальные поступления приходятся на лотереи, «схожие на игровые автоматы» (66,3%) и на «букмекерскую деятельность» (14,3%), которая тоже процветает под прикрытием «государственной лотереи».

А между тем МВФ, который и так в последнее время жадничает, настаивает, чтобы в 2018 году Украина легализовала игорный бизнес и лицензировал лотерейный бизнес, чтобы привлечь дополнительные доходы в оскудевшую казну. Наши привычно взяли под козырек, и тут началось самое интересное – битва за будущие куски лотерейно-игорного пирога и за место главного выгодополучателя. Главным выгодополучателем, судя по последним событиям, стремится стать УНЛ. Та самая, в который одиозный депутат Ляшко три раза подряд выиграл по миллиону гривен, о чем, не стесняясь, указал в декларации. Палки в колеса чудо-лотерее для депутатов суют конкуренты, настаивающие, чтобы на рынке действовали несколько игроков, в том числе и новые лица.

Минфин, несомненно, играющий за УНЛ, летом 2017 года разработал новые правила лицензирования. По задумке Минфина, получить лицензию лотерейный оператор может только в том случае, если он имеет не менее 10 лет опыта работы и 5 тысяч терминалов по всей стране, что указано и в законе 2012 года. Кроме того, Минфин оговорил плату за лицензию в размере 100 тысяч прожиточных минимумов и ежегодную плату за каждый пункт распространения, ограничение максимального размера выигрыша и мест расположения пунктов лотерей и возможность участия в лотерейном бизнесе госбанков, от которых не надо требовать десятилетнего опыта работы.

Однако новым правилам лицензирования воспротивился АМКУ, несомненно, играющий за противоположную команду. АМКУ не понравилось необъективность критериев и их правовая неопределённость, а также преимущества, предоставляемые госбанкам. По мнению членов АМКУ, предложенные Минфином правила не решают проблем, существующих в отрасли, делают невозможным выход новых игроков и замораживает отрасль в том состоянии, в котором она существует сегодня. Если принять предложенный Минфином проект, то на рынке останется лишь УНЛ. Два других оператора находятся под санкциями за связи с Россией, срок санкций истек 28 апреля, но их точно продлят. Новые игроки не смогут выйти, потому что не имеют ни опыта, ни разветвленной сети представительств и терминалов. Что касается банков, то вряд ли они станут заниматься деятельностью, которая может вызвать общественное порицание и надеяться на то, что крупные финансовые учреждения станут новыми игроками на рынке лотерейных операторов Минфину не стоит.

Таким образом, УНЛ становится монополистом и тогда Кабмину вряд ли удастся привлечь в бюджет 1,9 миллиарда гривен, запланированных от продажи как минимум двух лицензий.

За минувшие полгода ситуация еще более обострилась. Сторонники УНЛ-монополиста кивают на Европу, где в подавляющем большинстве стран действует один государственный лотерейный оператор. Исключение составляют Испания и Швейцария, где работают по два лотерейных оператора. Однако следует учитывать, что во всех этих странах лотереей действительно владеет государство, а не частные инвесторы, как у нас.

В борьбу за интересы УНЛ брошена тяжелая артиллерия – общественные активисты и участники АТО, которые 22 февраля уже отметились митингом под АМКУ. Участникам АТО, людям вроде бы небогатым, как выяснилось, очень мешает “М.С.Л.” и “Патриот”, являющиеся, по их мнению, “агентами Путина” вместе с членами Антимонопольного комитета, которые уже жалуются на угрозы физической расправы со стороны активистов. Митингующие граждане требовали прикрыть “М.С.Л.” и “Патриот”, что должно сразу же обеспечить прозрачность на рынке лотерейных операторов, и даже пару раз показательно громили пункты распространения лотерейных билетов у конкурентов УНЛ в Киеве.

Противники сторонников УНЛ громогласно заявляют, что не дадут монополизировать рынок лотерей под УНЛ, что не удивительно в стремительно беднеющем государстве, где с каждым годом для уважаемых людей сужается возможность извлечения прибыли.

А тем временем, глава Минфина призывает депутатов ВР принять их проект легализации лотерейного бизнеса, пугая парламентариев тем, что бюджет не получает от него ни копейки. Ну, лукавит, конечно, пан Данилюк. Кое-какие средства в бюджет поступают. Но это, действительно, копейки по сравнению с тучным 2013 годом. Так, в 2013 году поступления в бюджет от лотерейного сектора составили 321 миллион гривен, что стало абсолютным максимумом за период с 2003 года, тогда как в 2015 году бюджет получил всего 26,5 миллиона гривен. В 2016 году ситуация улучшилась до 64,2 миллиона гривен, но все равно, по сравнению с 2013 годом, поступления просели почти в пять раз.

Тем не менее, ждать от ВР молниеносных решений наивно. В парламенте сейчас находится 5 законопроектов о легализации лотерейного и игорного рынка, среди них и правительственный проект. И пока ключевые игроки не достигнут доверенности, дело с мертвой точки не сдвинется. А ключевых игроков вполне устраивает текущая ситуация, где три четверти лотерейного рынка находится в тени.

Наталья Заражевская

Читайте также: Медикам не хватает на зарплату, культура – неспособна охватить всех желающих

 

259 всього переглядів, 2 сьогодні

  

Партнери

Залишити відгук

Ви повинні увійти щоб залишити коментар.

Ми у соцiальних мережах

Жовтень 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
« Вер    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
  • Ad 1
  • Ad 2
  • Ad 3
  • Ad 4