Ласкаво просимо, відвідувач! [ Реєстрація | Вхід

Была машина, и нет машины. Случай, когда правоохранительные органы не охраняют права

Кримiнал, НОВИНИ, Події, ПУБЛІКАЦІЇ 19.06.2018

Ко мне обратился житель Первомайска Владимир Иванович Минаев, который рассказал, как его дочь из‑за действий сотрудников исполнительной службы лишилась иномарки. Если бы не оригиналы и копии документов, предоставленные им, я бы сочла, что это фантастика. Такого не может быть, потому что не может быть никогда. Но это не фантастика…

Эту грустную историю можно было бы начать лирически: служили два товарища… На этом лирика обрывается и начинается чистый криминал, где камнем преткновения стала дорогостоящая иномарка, превращенная в ничего не стоящий хлам. Я пересказываю эту историю максимально сдержанно, без эмоций, ибо она настолько “прекрасна”, что волнительные слова для ее описания не нужны.
Итак, по словам Владимира Ивановича, служили два товарища. Он и Сергей Нос. После службы их пути разошлись. Один пошел в коммерцию, другой со временем в юстицию, но приятельские отношения, связывающие их много лет, товарищи не теряли. Где‑то до 2016 года.
У Владимира Минаева есть дочь, Елена З. В далеком 2008 году она взяла кредит наличностью на развитие своего бизнеса в местном отделении “Дельта Банк”. Через некоторое время у женщины возникли финансовые трудности, которые существенно замедляли погашение кредита, и выплаты прекратились. Тем не менее, Елена не получала от банка грозных предупреждений о срочном погашении кредита и каких‑то ограничительных мерах, которые по решению суда распространяются на ее имущество.
В том же 2008 году Елена З. купила автомобиль – новенький Suzuki Grand Vitara стоимостью 30611,69 долларов США. Автомобиль был приобретен по кредитному договору, заключенному с “Альфа-Банк”, и являлся предметом залога по кредиту. Этот кредит Елена выплачивала исправно.
В январе 2015 года Елена на своем автомобиле приехала в гости к родителям в Первомайск и 31 января вместе с матерью и сыном собралась поехать по делам. Однако во дворе многоэтажки, где живут родители Елены, женщину ждал неприятный сюрприз. К ее иномарке подошел мужчина, представившийся старшим исполнителем Первомайского МРУЮ Артемом Шматковым, предъявил свои документы и заявил, что он изымает автомобиль по претензии “Дельта Банка” к должнику Елене З. Женщина попыталась пояснить, что автомобиль тоже приобретен в кредит, но в другом банке. И что находится в залоге у “Альфа-Банк”, о чем есть соответствующая пометка в документах на авто. Но старший исполнитель Шматков ничего не хотел слышать, угрожая вызвать полицию и забрать авто силой. Елена позвонила по телефону отцу и рассказала ему о набеге исполнительной службы. Владимир Минаев вышел из квартиры на улицу, чтобы разобраться в возникшей ситуации. К старшему исполнителю Шматкову, тем временем, присоединился начальник исполнительной службы Сергей Нос. Тот самый, с которым Минаев под­держивал много лет приятельские отношения. Начальник исполнительной службы вместе со своим подчиненным продолжали требовать у Елены и ее отца, чтобы те отдали им ключи от автомобиля, правда, уже без угроз. Стелили мягко, мол, не переживай, мы во всем разберемся, но документов, подтверждающих правомерность изъятия дорогой иномарки, которая в тот момент оценивалась в 12 тысяч долларов США, так и не показали.
Минаев знал обоих мужчин, как работников исполнительной службы, поэтому был уверен, что все происходит правомерно. Елена, будучи в стрессовом состоянии, внимания на то, что исполнители забирают машину, не предоставив документов, не обратила. Она отдала ключи Шматкову, тот в присутствии автовладелицы, ее родителей и любопытствующих соседей уселся за руль и отбыл в неизвестном направлении. Как оказалось, целым и невредимым свой автомобиль она видела в последний раз
А в тот момент автовладелица, уверенная, что ее иномарка будет находиться в исполнительной службе, на охраняемой стоянке, об изъятии залогового автомобиля в “Альфа Банк” не сообщила, надеясь, что исполнители вскоре разберутся в возникшем недоразумении – а иначе и быть не может.
Месяц шел за месяцем, но проблема никак не разрешалась. Минаев звонил своему бывшему сослуживцу, но тот каждый раз придумывал какие‑то новые отговорки и уговаривал еще подождать. Елена, испытывающая финансовые трудности, перестала выплачивать кредит за свою иномарку. Она решила, что как только ей вернут ее иномарку, она передаст автомобиль в банк и закроет вопрос по кредиту с “Альфа Банк”. В свою очередь, банк 17 мая 2016 года отправил ей весточку, которая уведомляла Елену, что она должна либо вернуть авто банку, либо погасить за иномарку 5750 долларов США. В июне “Альфа Банк” обратился в суд.
Еще один удар Елена получила от исполнительной службы, которая вдруг известила женщину, что ее иномарка, которую все никак не могли вернуть, нашлась. И не на охраняемой стоянке, а в каком‑то гараже по улице 20 лет Октября в разукомплектованном виде. С дорогостоящей иномарки сняли все, что представляло хотя бы какую‑то ценность – двигатель, колеса, фары, двери, запчасти и даже номерные знаки. Тем, что осталось от иномарки, изъятой исполнителями в хорошем состоянии, нельзя было не то, что погасить кредит, а даже оплатить судебные издержки. Кроме того, выяснилось, что два исполнителя, нахрапом отобравшие у нее автомобиль, который каким‑то несусветным образом оказался в чужом гараже, уже уволились из службы, и, как говорится, ищи ветра в поле…
Осознав, что иномарки она лишилась, а на ней “висят” два непогашенных кредита, Елена обратилась в полицию с заявлением о совершении противоправных действий старшим исполнителем Шматковым и начальником исполнительной службы Носом. А противоправными они были с самого начала – с 31 января 2015 года, когда эти люди изъяли залоговый автомобиль одного банка по кредиту другого банка, к которому злополучная иномарка не имела никакого отношения. Они не имели такого права, и прекрасно об этом знали. Причем изъяли авто без каких‑либо документов и квитанций, что тоже считается злоупотреблением. А через полтора года от автомобиля ничего не осталось, и концов не найти. Заявление о совершении в отношении нее противоправных действий Елена написала 22 июля 2016 года.
И вот с этого момента началась вторая часть криминальной истории, которая длится по сей день. По заявлению Елены следователь Екатерина Вахненко возбудила уголовное дело. Вот только в фабуле криминального производства следователь почему‑то указала, что 31 января 2015 года иномарку у Елены изъяли некие неустановленные лица, хотя в заявлении потерпевшая прямо указала, кто именно забирал у нее автомобиль. Тем более, что у нее были свидетели – родители и соседи, которые наблюдали за маневрами исполнителей в тот далекий январский день. Следователь допросила родителей Елены, и на этом дело кончилось. В буквальном смысле: 16 декабря 2016 года Вахненко дело закрыла за отсутствием состава преступления, мотивируя, что между потерпевшей и некими неизвест­ными следствию лицами имели место гражданско-правовые отношения. То есть, незаконное изъятие иномарки сотрудниками правоохранительных органов, после которого иномарка оказалась в каком‑то левом гараже полностью разобранная, теперь относится к категории гражданско-правовых отношений? Но к таким отношениям, следуя логике следователя, можно смело отнести угон. А что? Неустановленное лицо, которое прекрасно вам знакомо, угнало ваш автомобиль, разобрало на запчасти, запчасти продало – деньги пропило. Где здесь криминал?
Адвокат Елены добился, чтобы решение о прекращении уголовного производства было отменено, ссылаясь на то, что исполнители, забиравшие иномарку, так и не были допрошены следователем. А ходатайство адвоката о том, чтобы следствие потребовало у мобильных операторов распечатку входящих и исходящих звонков, совершенных исполнителями, в качестве доказательства причастности их к этой сомнительной истории, так и не было удовлетворено. Прокурор Первомайской прокуратуры 20 февраля 2017 года отменил постановление о закрытии уголовного дела и обязал продолжить расследование.
Повторное расследование не продлилось и недели: 25 февраля 2017 года дело было закрыто по той же формулировке: между Еленой З. и какими‑то непонятными людьми, о которых следователь не знает и знать не хочет, возникли гражданско-правовые отношения, поэтому дело закрыто за отсутствием состава преступления. Пикантная деталь: о закрытии уголовного дела следователь никого не известила, и сообщила о нем адвокату только через два месяца в ходе беседы, состоявшейся 27 апреля 2017 года. Таким образом, оказалось, что 10‑дневный срок для обжалования давно уже истек.
Адвокат добился восстановления пропущенного не по вине Елены срока и вновь обжаловал закрытие уголовного дела, но уже в Первомайском межрайонном суде. Суд в своем решении от 10 мая 2017 года признал, что с момента внесения заявления Елены З в ЕРДР процессуальные действия следствием не проводились, в материалах дела нет ни одного ответа на ходатайства адвоката, нет информации о том, что потерпевшей направлены копии о прекращении криминального производства, а мотивировка не содержит уточнения, какие именно “гражданско-правовые” отношения возникли между потерпевшей и некими неопознанными личностями. Своим решением суд отменил вторичное прекращение уголовного дела.
Адвокат Елены повторно заявил следователю Вахненко ходатайство о допросе судебных исполнителей и истребовании у мобильных операторов распечатки входящих и исходящих звонков их мобильных телефонов. А также просил внести в ЕРДР сведения о том, что преступление совершено не какими‑то неустановленными лицами, а конкретными сотрудниками исполнительной службы. Ответ на эти ходатайства был получен лишь после нового обращения с жалобой в суд на без­деятельность следователя.
Это эпохальное событие, когда неустановленные лица, наконец, стали должностными лицами, случилось в конце мая 2017 года. И вот уже год дела идут ни шатко, ни валко, обещание провести указанные в ходатайстве следственные действия так и остается лишь обещанием. Следователь на телефонные звонки адвоката не отвечает. Подозрение никому не объявляется. На допросы теперь уже бывшие сотрудники исполнительной службы не вызываются. То есть, расследование саботируется по сей день.
Я понимаю, что в нашей жизни есть такое понятие, как корпоративная солидарность, которая особенно процветает в медицине и правоохранительных органах. И, как многие явления в нашей жизни, она имеет прямую и оборотную сторону. Это хорошо, когда коллеги грудью встают на защиту своих от огульных обвинений. Это плохо, если коллеги покрывают своих, ибо безнаказанность порождает новые преступления. Свои, уверенные, что служба в управлении юстиции дает индульгенцию на многие годы вперед, перестают стесняться. А все пафосные реляции о реформировании правоохранительной системы разом перечеркивает работа следователя Вахненко, которую даже суд не смог заставить добросовестно выполнить свои служебные обязанности и закончить расследование.
В разговоре со мной Владимир Иванович Минаев сказал, что он очень надеется, что это уголовное дело все‑таки дойдет до суда. И уточнил, что он не жаждет крови своего бывшего приятеля и вовсе не желает отправить его в колонию. “Я хочу, чтобы эти люди понесли ответственность за раскуроченную иномарку и полностью возместили ущерб моей дочери. Я хочу, чтобы моя дочь погасила свои кредиты и жила спокойно. И еще я хочу, чтобы подобная история ни с кем из нас не повторилась”.

Наталья Заражевская

Читайте также: Первомайськ – передостанній за результатами моніторингу міст області

   

635 всього переглядів, 1 сьогодні

  

Партнери

Залишити відгук

Ви повинні увійти щоб залишити коментар.

Ми у соцiальних мережах

Липень 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
« Чер    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
  • Ad 1
  • Ad 2
  • Ad 3
  • Ad 4